Водка «Смирнофф» (Smirnoff), виды водки «Смирнофф» (Smirnoff)

Smirnoff («Смирнофф»)

Два века прошло со времени создания этого напитка, но годы, две революции и две мировых войны не сказались на репутации и не нарушили традиций Smirnoff. Интернациональная водка из Британии, в которой русские корни переплелись с американской практичностью, продаётся в 130 странах мира. И, несмотря на судовые тяжбы, остаётся успешным брендом, лидером мирового рынка водки.

Историческая справка. Создал торговую марку русский предприниматель Пётр Смирнов, унаследовавший от своего дяди Ивана Смирнова основанный в 1818 году небольшой водочный завод в Москве. Название «СмирновЪ» завод получил в 1860 году после затеянной новым владельцем реконструкции. Владелец завода изначально ориентировался не на большие объёмы продукции, а на качество, и потому модернизировал системы очистки воды, дистиллята и конечного продукта. Водка за счёт нововведений получалась дорогой, но отменного качества, что стало причиной популярности напитка среди аристократов. В 1883 году Александр III назначил Петра Смирнова поставщиком алкоголя к царскому двору, в 1884 предложения о поставках поступили от королей Швеции и Испании.

Когда в 1898 году Пётр Смирнов умер, завод достался наследникам — его сыновьям Петру, Владимиру и Николаю. Но Николай был замечен братьями в излишнем расточительстве и вскоре покинул компанию. Владимира больше интересовали лошади — получив полмиллиона рублей из наследства, он стал коннозаводчиком. Дело отца продолжал Пётр, но в 1910 году он умер и руководить заводом пришлось Владимиру. До революционного переворота в 1917 году предприятие ежегодно производило до четырёх миллионов бутылок водки. Пришедшие к власти большевики завод экспроприировали, а Владимир Смирнов эмигрировал из России.

Основатель бренда Пётр Смирнов

Семейные рецепты и полученные знания Владимир пытался реализовать во время скитаний — сначала в Турции, потом в Польше. Но о русской водке там слишком мало знали, поэтому попытки популяризации не имели успеха. Судьбоносной для бренда стала парижская встреча Владимира Смирнова со своим бывшим поставщиком зерна Рудольфом Кюннетом, у которого теперь была собственная винокурня в Корбевуа. Кюннет выкупил у Смирнова эксклюзивные права на фамильную марку и лицензию на производство и дистрибьюцию водки. В 1933 году в Нью-Йорке зарегистрирована компания Ste. Pierre Smirnoff Fils, а год спустя последний русский владелец бренда умер.

Рудольф Кюннет рассчитывал на успех нового на Западе напитка, но в мире джина и бурбона водка казалась лишней, и в 1937 компания Кюннета оказалась на грани банкротства. Права на производство и реализацию Smirnoff приобрёл Джон Мартин, глава компании Heublein. Организованная им рекламная кампания в считанные месяцы сделала водку известной в США.

Smirnoff рекламировали как «виски без цвета и запаха», что ставило водку в один ряд с любимыми напитками американцев.

Рекламщики с барменами придумали коктейль «Московский мул», в котором Smirnoff была главным ингредиентом, — к водке добавляли дольку лайма и имбирный эль, а подавали в кружке из меди. В конце сороковых годов прошлого века «Московский мул» был самым популярным коктейлем Америки.

Благодаря органолептическим характеристикам, на основе «Смирнофф» стали делать «Кровавую Мэри», а затем и другие алкогольные коктейли, что способствовало адаптации русского продукта на американском рынке алкоголя.

Водка Смирнофф в России

В 1992 году потомок Петра Смирнова Борис Смирнов сделала попытку возродить дело прапрадеда и наладить производство напитков по дедовским рецептам.

По его инициативе на ликёроводочном заводе в Крымске стали разливать водку «СмирновЪ». На это отреагировали представители компаний Heublein и Diageo, которым принадлежал бренд, — подали в суд иск с требованием запретить производство.

Основанная Борисом Смирновым компания подала встречный иск, отстаивая своё право на выпуск водки. Суды рассматривали бесконечное количество встречных исков, а Борис Смирнов менял заводы и продолжал выпускать напитки. Российская пресса освещала процессы, не жалея красок. Diageo вменяли кражу бренда, искажение его истории, рейдерский захват торгового дома Смирновых с помощью ОАО «Альфа-Банк».

В 1992 году товарный знак Smirnoff представители Diageo зарегистрировали в Роспатенте и заключили договор с ЗАО «Ливиз» на котором разливают «Смирнофф» для российского рынка до сих пор. В 2008 году британский гигант выкупил у российских партнёров акции предприятия и стал единоличным и неоспоримым владельцем бренда — и Smirnoff, и русский вариант «СмирновЪ» принадлежат ему.

Русские корни напитка рекламщики компании подчёркивают, чтобы поддержать имидж. Так в 2016 году компания выпустила лимитированную партию Matryoshka: водка Smirnoff Black разлита в оригинальные сосуды из алюминия — металлическая матрёшка с тремя ониксовыми пуговицами.

Виды водки Смирнофф

Smirnoff Red (37,5%). Кристально-прозрачный напиток класса «премиум» с лёгким водочным ароматом. Гармоничные органолептические характеристики. К столу подают охлаждённой до +6-8 °С. Хорошо сочетается с блюдами русской и европейской кухни, с мясными и овощными закусками.

Smirnoff Black (40%). Идеально прозрачная водка с лёгким анисово-ореховым ароматом. Мягкий вкус с едва заметными оттенками аниса, бразильского ореха (Bertholletia) и лакрицы. В кратком согревающем послевкусии чувствуются тона чёрного перца. Подают охлаждённой до +6-8 °С. Оттеняет вкус пряных закусок и мяса, приготовленного на открытом огне.

Smirnoff Blue (50%). Самая крепкая из водок «Смирнофф» с классическим водочным ароматом и мягким вкусом. К столу подают охлаждённой до +5-8 °С. Отлично сочетается с мясом, дичью, копчёностями и острыми овощными закусками.

Обзор водки Смирнов

Желая обогатить свои познания в сфере алкоголя, вы гарантированно доверитесь продуктам именитых производителей, зарекомендовавших себя на рынке с лучшей стороны. Одной из таких торговых марок, которая гарантированно порадует вас лучшими впечатлениями от дегустации, является водка Смирнов. Это продукты высочайшего качества, которые создаются на одноименном английском заводе уже более двух веков. Свою популярность данный алкогольный бренд завоевал благодаря безупречным вкусовым и ароматическим показателям. С такой водкой приятно вести дружескую беседу и отдыхать в клубе.

Дегустационные характеристики


Водка Смирнофф – пример эталонного алкогольного продукта, обладающего оптимальным соотношением цены и качества. Это оригинальная коллекция напитков, в каждом представителе которой вы найдете нечто экстраординарное и неповторимое. В основе же крепких ассамбляжей лежит зерновая смесь или пшеница. Сам же процесс приготовления предполагает проведение 3 этапов дистилляции и не менее 10 этапов фильтрации. В результате напитки обретают необходимые показатели мягкости и насыщенности.

В основе визуальных колоритов всей линейки лежит безупречная прозрачность.

Аромат

В основе ароматического букета лежат мягкие водочные полутона, сменяющиеся сладковатыми нюансами лакрицы.

В плане гастрономического превосходства алкоголь демонстрирует сдержанность и округлость. Основную ароматическую долю берут на себя спиртовые нюансы.

Как купить оригинальный продукт


Рассматривая многообразие алкогольных продуктов у себя в магазине, будьте предельно осторожными и внимательными, поскольку современный алкорынок перенасыщен большим количеством подделок. Фактически сегодня не имеет значения, представителю какой именно страны вы отдаете свое предпочтение, будь то —французская водка — или рассматриваемый нами английский продукт.

Главное – быть внимательным к мелочам и пристально изучать основные признаки качественного алкоголя. В случае с водкой Smirnoff постарайтесь учитывать следующие аспекты:

  • Бутылка. Вся линейка именитой торговой марки поставляется на рынок в оригинальной таре вытянутой формы с расширенным дном и плечиками. На фирменной бутылке обязательно присутствуют рифления на плечиках и в центре бутылки, чуть ближе к низу.
  • Оформление. На фирменных бутылках вы никогда не встретите сколов стекла, потеков клея, неровно расположенных этикеток и прочих неприятных моментов. Компания-производитель ответственно следит за каждым этапом производственного процесса, исключая любой заводской брак.
  • Место покупки. В процессе приобретения крепкой алкогольной продукции старайтесь сразу обращаться к услугам современных алкогольных бутиков. Не стоит идти за качественным ассамбляжем в гастроном или ларек. Вам нужны только те точки продажи, где при необходимости продавец может предоставить содержательные консультации и рекомендации.
  • Чистота и вязкость. В основе яркого и красочного алкоголя именитой торговой марки Смирнов не должно присутствовать никаких примесей и новообразований. Только идеально ровный прозрачный цвет. Заметив осадок или муть, сразу же верните алкоголь на полку. Также немаловажное значение играет и вязкость продукта. У фирменного напитка слегка маслянистая натура. То есть, немного взболтав алкоголь, вы обнаружите на стенках тары легкий налет, который со временем пропадет.

Как правильно подавать


Способ подачи крепкого напитка способен серьезно повлиять на общие впечатления от дегустации. По этой причине первое знакомство с водкой Смирновъ специалисты рекомендуют проводить при учете основополагающих классических канонов. Так же, как и —греческая водка —, представители именитой английской линейки подаются в мелкой таре. Их наливают в небольшие рюмки, позволяющие залпом выпить одну порцию. Спешить с закуской при этом не стоит. Дайте продукту немного поиграть в вашей гортани и порадовать вкусовые рецепторы. Отдельное внимание следует уделить и температуре подачи. Не стоит ставить на стол крепкую водку Smirnoff нагретой. Охладите ее до температуры в 5-7 градусов. В противном случае высока вероятность получить противоположные, негативные впечатления, так как теплый продукт выделяет хаотичные дегустационные показатели.

С какими продуктами сочетается

Чтобы ваша дегустация прошла на соответствующем уровне, постарайтесь подать к столу существенные закуски. Смирновская водка любит сопровождение в виде мясных нарезок, горячих блюд, дичи, морепродуктов и фруктов. Также по желанию она может подаваться и как —турецкая водка — под десерты. Но при таком способе подачи потребителю следует быть предельно внимательным, так как слишком сладкое сопровождение способно негативно отобразиться на вкусовом балансе крепкого ассамбляжа.

Другие варианты употребления


Как и любая другая —хорошая водка —, представители линейки Смирнов отлично сочетаются с множеством ингредиентов, позволяя потребителю наслаждаться вкуснейшими коктейлями. В частности, если вы захотели разнообразить собственную дегустацию, рекомендуем вам обратить внимание на такие миксы, как —Белый русский—, Бронепоезд, —Алеша—, Бурый медведь, —Камикадзе—, Оргазм и —Опухоль мозга—. В каждом из них кроется свой неповторимый шарм и аутентичность.

Какие бывают виды этого напитка

Линейка торговой марки Смирнов не отличается внушительным многообразием. Всего компанией представлено на рынке 3 оригинальных продукта, а именно:

  • Smirnoff Red. Обладает прозрачной структурой и нежной натурой. Аромат базируется на водочных шлейфах, а во вкусе прослеживаются зерновые амбиции.
  • Smirnoff Black. Радует кристальным цветом и интересным ароматом, в котором основную роль отыгрывают шлейфы аниса, бразильского ореха и лакрицы. Гастрономические показатели выражены балансом и приятной сладостью в послевкусии.
  • Smirnoff Blue. Демонстрирует прозрачную основу и невероятно тонкий привкус. В плане ароматических показателей слышны вариативные водочные нюансы.
Читайте также:  Водка «Дон Батюшка», виды водки «Дон Батюшка»

Историческая справка

В наши дни торговая марка Смирнов является собственностью бренда Diageo, который появился в 90-х годах XX века. Однако ее история уходит корнями в XIX век. Торговую марку создал Петр Смирнов, который унаследовал небольшой водочный завод в Москве. Данный завод был основан в 1818 году. Изначально предприятие ориентировалось на большие объемы, но после реконструкции в 1860 году предприниматель взял упор на качество. Благодаря этим действиям уже в 1883 году сам Александр III официально назначил Петра Смирнова поставщиком алкоголя к царскому двору, а в 1884 году предложения о сотрудничестве были высланы королями Испании и Швеции.

Доверяйте проверенным торговым маркам

Современный мир алкоголя готов окружить своего потребителя внушительным перечнем крепких алкогольных изделий, но те вкусовые и ароматические характеристики, которые демонстрирует водка Смирнов, не повторить ни одному бренду. Данный продукт неспроста сумел пережить несколько революций, воин и прочих международных катаклизмов. В нем заложен непоколебимый английский шарм в сочетании с лучшими русскими традициями приготовления крепкого алкоголя. С таким напитком вы научитесь отдыхать и наслаждаться каждой минутой дегустации.

Водка “Smirnoff” Black, 0.7 л – “Смирнофф” Блэк, 700 мл

Цвет: Водка характеризуется прозрачным, кристально-чистым цветом.

Вкус: Водка обладает сильным, но при этом очень мягким вкусом. Послевкусие пряное, с оттенками лакрицы, орехов и аниса, которые дополнены нюансами черного перца.

Аромат: В ароматическом букете водки присутствуют тона лакрицы, бразильского ореха и аниса.

Сочетается с: Специалисты рекомендуют использовать водку для приготовления коктейлей.

Температура сервировки: 4-6°С

Тип бутылки: Стекло

Тип фильтра: Березовый уголь

Интересные факты

“Smirnoff” Black — водка премиум класса от компании Diageo. При изготовлении водки используют дистиллят из пшеницы, производимый в Шотландии, а также процедуру фильтрации через уголь из сибирской серебристой березы. “Смирнофф” Блэк характеризуется сильным вкусом с пряными тонами лакрицы, аниса и перца. Специалисты рекомендуют употреблять напиток в составе коктейлей.

Несмотря на то, что водка под маркой “Смирнов” стала производиться только во второй половине XVIII, путь к её созданию начался в 1818 году, когда Иван Смирнов основал в Москве торговый дом. Его знаменитый племянник, амбициозный, талантливый и предприимчивый Петр Арсеньевич Смирнов выкупил акции своего двоюродного брата и развернул грандиозное производство, перестроив перегонный завод и основав в Москве в начале 1860-х свой спиртоводочный завод в Москве под торговым названием П. А. Смирнов. Именно здесь стали производить водку “Смирнов”, классическое “вино столовое № 21” (рецепт этой популярной водки был зарегистрирован под номером 21), водку, которую чуть позднее, при императоре Николае II, продавали по 40 копеек за бутылку и любовно называли в народе “смирновкой”. Водка сразу завоевала авторитет у аристократии благодаря отличному качеству. Оценивший её Александр III назначил Смирновых единственными поставщиками императорского двора, а затем — и королевских дворов Швеции и Испании.

В 1898 году дело Петра Арсеньевича продолжили его сыновья, в названии их компании значилось “Петр, Николай и Владимир Петровичи Смирновы, торгующие под фирмой П. А. Смирнова в Москве”. Постепенно пути сыновей разошлись (Владимир, например, стал знаменитым на всю Россию коннозаводчиком), и у руля семейного предприятия единолично остался Петр Петрович. После его скоропостижной кончины в 1910 году дело продолжил сын — Владимир Петрович, в руках которого производство процветало, а ежегодный оборот составил 4 миллиона ящиков водки. После революции 1917 года и конфискации большевиками завода, Владимир эмигрировал, увезя с собой в багаже фамильные рецепты производства водки. Он пытался наладить производство водки “Смирнов” и в Турции, и в Польше, и в конце концов остановился во Франции, на маленьком перегонном заводе в Корбевуа, под Парижем. Здесь он встретил Рудольфа Кюнетта, который в России был постоянным поставщиком зерна Смирновым, и продал ему эксклюзивные права и лицензию на производство и распространение алкоголя под маркой “Smirnoff” на территории США, Канады и Мексики. Так водка “Smirnoff” попала в Новый Свет, где стала популярна, особенно в составе коктейлей. На сегодняшний день, владельцем завода является один из крупнейших британских производителей алкоголя — концерн Diageo .

Компания Diageo производит одни из самых традиционных и популярных марок рома в мире, в том числе знаменитый бренд — “Captain Morgan”. При этом Diageo является относительно молодой компанией — свое существование она ведет только с 1997 года, — но сами бренды и бизнес имеют богатое наследие. Так, например, предшественником компании считается “Justerini & Brooks”, созданная в 1749 году — это были торговцы вином, изобретатели знаменитого виски “J&B”. Спустя 10 лет после этого, в 1759 году Артур Гиннесс подписал договор аренды на пивоварню всемирно известного ныне Святого Джеймса в Дублине, взяв курс на создание глобально знаковых брендов. В течение XIX и XX веков ассортимент брендов продолжает совершенствоваться и расширяться посредством приобретения различных дочерних компаний, а в 1997 году в результате слияния Grand Metropolitan Public Limited Company и Guinness PLC была создана “Диаджео”, ориентированная на создание напитков премиум-класса. Уже сейчас по всему миру пользуются большим успехом бренды компании, например: “Bundaberg” в Австралии, “Cacique” в Латинской Америке и знаменитый “Myers’s Rum” на Ямайке.

ПРИ УЧАСТИИ ВОДКИ «СМИРНОФФ»

На букеровском обеде 5 декабря я не был. И не то чтобы не позвали — позвали. Но это вполне сознательный выбор, своего рода голодовка: мне очень не нравится, как проходит в последнее время вручение «Букера», меня не устраивает ни один из финалистов, хотя очень устраивают произведения, оставшиеся за бортом. И мне кажется не очень честным есть букеровский обед за счет фирмы «Смирнофф» и пить одноименную водку, затаив в душе хладное презренье.

ПРИ УЧАСТИИ ВОДКИ «СМИРНОФФ»

Т ак что знакомство с букеровским обедом было у меня чисто литературное. Битов же (вслед за структуралистами) приучил нас ко всему относиться, как к тексту, — вот и попытайтесь воспринять обед как текст. Зачитываю:

«Коктейль из тигровых креветок с рагу из авокадо и манго и свежей зеленью.

Равиоли, начиненные шпинатом и копченым лососем. Подаются с сырным крем-соусом, приготовленным с добавлением водки «Смирнофф», и красной икрой.

Обжаренная телятина на косточке. Подается с рататуем, шалот-луком и итальянской полентой.

Шоколадное безе под апельсиновым соусом, приготовленным с добавлением водки «Смирнофф».

Чай или кофе с мелкой домашней выпечкой».

Первое, что бросается в глаза, — обилие водки «Смирнофф», причем даже в тех блюдах, в которых, кажется, прекрасно можно бы обойтись без нее. Как-то, ей-богу, трудно монтируются в моем сознании сыр и водка, шоколадное безе с апельсинами — и водка.

Я бы пошел дальше и добавлял водку «Смирнофф» решительно ко всем блюдам заявленного рациона — к тигровым креветкам, в частности; впрочем, трудно сомневаться, что присутствующие и так обильно сдабривали «Смирноффым» все кулинарные изыски. Остается понять, стало ли обязательным условием для конкурирующих рукописей участие водки «Смирнофф» в их написании. Я не удивлюсь, увидев в будущем году книгу, созданную при поддержке водки «Смирнофф». Писатели любят водку! И кстати, если эта практика широко внедрится (а я как раз задумываю второй роман), обращаюсь к Останкинскому колбасному заводу: водку я как раз недолюбливаю, но вот колбаса.

Судить о меню в целом мне мешает незнание некоторых слов, впрочем, это же мешает мне адекватно оценивать романы Н. Кононова и М. Шишкина, так что меню вполне соответствует нынешнему конкурсу. Так я не знал до последнего времени, что такое полента (историк Эрлихман, который ее тоже ни разу не пробовал, объяснил мне, что это аналог молдавской мамалыги, то есть кукурузная каша). Шалот-лук мне прежде никогда не попадался, или попадался, но я не знал, что это он. Так и с постмодернизмом: и знать не знал, что роман Слаповского можно назвать постмодернистским, но оказалось, что можно. Так мы встретились с постмодернизмом и не узнали друг друга. Наконец, меня смущает говядина с рататуем. Лично я привык, что рататуй — это польский овощной суп (известная русская пословица — «суп рататуй: сверху пусто, снизу. »). Но если с ним подается говядина — видимо, это что-то вроде соуса. Если же рататуй в данном контексте действительно соус, почему он изготовлен без участия водки «Смирнофф»? Впрочем, прочитав «Ланч» Марины Палей — книгу куда менее аппетитную, чем меню, несмотря на название, — я тоже не подумал, что это роман. Но оказалось — роман.

Еще Вячеслав Курицын, которого кто-то однажды назвал литературным критиком, и он имел наивность этому поверить (впрочем, точно так же он верит и в то, что пишет прозу), однажды заметил, что ресторанная критика стала интереснее не только литературной, но и самой литературы. Отчасти я с ним, тысячу раз извините, согласен. По крайней мере ресторанная критика пластична, объект ее аппетитен, все так и видишь. Почему интересно читать о еде? Вон Сорокин целую новую книгу о ней написал, тринадцать рассказов, где все время жрут. Очень занимательно, даже когда жрут девочку Настю. Что-то в еде есть такое. увлекательное. Во-первых, легко прикинуть на себя. Каждый что-нибудь да ел. Правда, не всякий ел тигровые креветки, но ведь и не всякий взглядом раздевал собственную бессознательную бабушку (роман Кононова), а представить можно. Разница та, что у Кононова представляешь с ужасом, а читая меню — все-таки радуешься.

Во-вторых, описание еды — и даже перечисление еды — худо-бедно наводит на мысль о какой-то утонченности. Блестящий фильм Джорджадзе «Тысяча и один рецепт влюбленного повара» тем и был симпатичен, что речь в нем шла о постепенной утрате этой утонченности, о стремительном и бездарном упрощении всего. В общем, подозреваю, что, если бы к столу были сервированы все шесть романов-номинантов последнего Букера, кушанье было бы не в пример примитивнее, однообразнее и неаппетитнее. Какие-то скучные кровавые мозги, пожирающие сами себя; кишки; седые половые органы, — и все это пресным языком, без хрена! Обед же по крайней мере поражает именно обильностью и разнообразием: ведь это сколько ингредиентов — копченый лосось, красная икра, — сколько труда вложено! Куда больше, чем в иную книгу! Старались люди, готовили, отбирали лучшее. И думали при этом не только о себе, как большинство писателей, сочинивших шесть номинированных романов, но и о потенциальном потребителе! Господа! Как бы это нам отказаться от Букера и раз в год просто устраивать обед для писателей? Хотя бы в порядке обмена опытом, чтобы наши кулинары от литературы научились хоть пробовать собственную стряпню, прежде чем выносить ее на люди!

Читайте также:  Водка «Зимняя дорога», виды

Водка “Smirnoff” Blue, 0.7 л

Винтажи и объемы

Интересные разделы:

Отзывы о покупке “Smirnoff” Blue, 0.7 л

Дегустационные заметки

Водка характеризуется прозрачным, кристально-чистым цветом.

Водка с мягким, невероятно утонченным вкусом и сухим послевкусием.

Водка обладает классическим водочным ароматом.

Специалисты рекомендуют употреблять водку в паре с мясными блюдами, блюдами из рыбы и птицы, из закусок особенно хорошо подойдет говяжий язык. Рекомендуется для приготовления коктейлей.

Интересные факты

“Smirnoff” Blue — премиальная крепкая водка с мягким классическим вкусом, который имеет сухой послевкусие. Водку подвергают процедуре тройной дистилляции, а также фильтруют через 7 тонн угля на протяжении суток. “Смирнофф” Блю прекрасно сочетается с разнообразными мясными блюдами, блюдами из рыбы и птицы, а также является прекрасным компонентом различных коктейлей.

Несмотря на то, что водка под маркой “Смирнов” стала производиться только во второй половине XVIII, путь к её созданию начался в 1818 году, когда Иван Смирнов основал в Москве торговый дом. Его знаменитый племянник, амбициозный, талантливый и предприимчивый Петр Арсеньевич Смирнов выкупил акции своего двоюродного брата и развернул грандиозное производство, перестроив перегонный завод и основав в Москве в начале 1860-х свой спиртоводочный завод в Москве под торговым названием П. А. Смирнов. Именно здесь стали производить водку “Смирнов”, классическое “вино столовое № 21” (рецепт этой популярной водки был зарегистрирован под номером 21), водку, которую чуть позднее, при императоре Николае II, продавали по 40 копеек за бутылку и любовно называли в народе “смирновкой”. Водка сразу завоевала авторитет у аристократии благодаря отличному качеству. Оценивший её Александр III назначил Смирновых единственными поставщиками императорского двора, а затем — и королевских дворов Швеции и Испании.

В 1898 году дело Петра Арсеньевича продолжили его сыновья, в названии их компании значилось “Петр, Николай и Владимир Петровичи Смирновы, торгующие под фирмой П. А. Смирнова в Москве”. Постепенно пути сыновей разошлись (Владимир, например, стал знаменитым на всю Россию коннозаводчиком), и у руля семейного предприятия единолично остался Петр Петрович. После его скоропостижной кончины в 1910 году дело продолжил сын — Владимир Петрович, в руках которого производство процветало, а ежегодный оборот составил 4 миллиона ящиков водки. После революции 1917 года и конфискации большевиками завода, Владимир эмигрировал, увезя с собой в багаже фамильные рецепты производства водки. Он пытался наладить производство водки “Смирнов” и в Турции, и в Польше, и в конце концов остановился во Франции, на маленьком перегонном заводе в Корбевуа, под Парижем. Здесь он встретил Рудольфа Кюнетта, который в России был постоянным поставщиком зерна Смирновым, и продал ему эксклюзивные права и лицензию на производство и распространение алкоголя под маркой “Smirnoff” на территории США, Канады и Мексики. Так водка “Smirnoff” попала в Новый Свет, где стала популярна, особенно в составе коктейлей. На сегодняшний день, владельцем завода является один из крупнейших британских производителей алкоголя — концерн Diageo .

Компания Diageo производит одни из самых традиционных и популярных марок рома в мире, в том числе знаменитый бренд — “Captain Morgan”. При этом Diageo является относительно молодой компанией — свое существование она ведет только с 1997 года, — но сами бренды и бизнес имеют богатое наследие. Так, например, предшественником компании считается “Justerini & Brooks”, созданная в 1749 году — это были торговцы вином, изобретатели знаменитого виски “J&B”. Спустя 10 лет после этого, в 1759 году Артур Гиннесс подписал договор аренды на пивоварню всемирно известного ныне Святого Джеймса в Дублине, взяв курс на создание глобально знаковых брендов. В течение XIX и XX веков ассортимент брендов продолжает совершенствоваться и расширяться посредством приобретения различных дочерних компаний, а в 1997 году в результате слияния Grand Metropolitan Public Limited Company и Guinness PLC была создана “Диаджео”, ориентированная на создание напитков премиум-класса. Уже сейчас по всему миру пользуются большим успехом бренды компании, например: “Bundaberg” в Австралии, “Cacique” в Латинской Америке и знаменитый “Myers’s Rum” на Ямайке.

Смирновская водка. Миф о качестве

Русская водка за 4 рубля 70 копеек. Этикетка

Нередко случается так, что мифы и легенды, передаваемые из поколения в поколение, имеют мало общего с исторической реальностью и соответствуют истине с точностью наоборот. Это в полной мере относится к знаменитой смирновской водке, которая считалась, да и по сей день считается, эталоном качества и хранителем особых (к сожалению или к счастью) утерянных рецептурных секретов.

О «секретах» и особенностях Смирновских водок

Фирмы семьи Смирновых возникли после отмены крепостного права, когда в 1862 году правительство разрешило производство водки, т. н. «высших питей», т. е. алкогольных напитков с повышенным содержанием спирта, всем, у кого для этого были деньги и желание. Именно тогда Иван Алексеевич Смирнов и племянник Пётр основали независимые друг от друга водочные производства. Иван купил в 1863 году (декабрь) маленький водочный заводик на Берсеневской набережной, а Пётр, получив в наследство от отца Арсения небольшой винно‑водочный погребок на Пятницкой, у Чугунного моста, в 1864 году превратил его в водочный магазин собственной продукции и расширил созданный ещё за год до этого небольшой водочный заводик при магазине. Всё это было оформлено получением патента купца 3‑й гильдии. Таким образом, фактическим началом деятельности обеих фирм Смирновых был 1864/65 год, ибо только с этих пор они начали производить «свою», смирновскую водку, а не торговать перекупленной по дешёвке «чужой».

С самого начала Иван и Пётр выступили как ожесточённые, непримиримые конкуренты. В этой конкурентной борьбе их главным козырем было снижение себестоимости своей продукции, а следовательно, ухудшение качества водки, по существу, при улучшении её имиджа. Особенно не стеснялся в отношении фальсификации качества на первых порах Иван Смирнов. Но и Пётр, имея собственный завод и собственную систему распространения водки, естественно, не отставал от дядюшки — прибыль была важнее всего. Однако Пётр действовал более успешно, как более молодой и гибкий знаток русского рынка. Совсем бросовое «вино» он назвал «народным» и продавал его опустившемуся московскому люду подешевле, а алкоголики, естественно, не предъявляли особых требований к качеству. Так «слава» о смирновской водке стала распространяться в низах, где её покупали чаще, чем более дорогие и высококачественные сорта других фирм. Вторым приёмом распространения, применённым Петром Смирновым, было усиление «мягкости», «питкости», т. е. внешних органолептических свойств своей водки при помощи «фирменных добавок». Что они из себя представляли, мы увидим ниже. Наконец, Пётр оказался и неплохим психологом, настоящим мастером рекламы. Получив в 1886 году патент купца 1‑й гильдии, который формально, со времён Петра I, считался как бы утверждаемым царем, он стал писать крупными буквами в рекламных материалах о своей водке, на витринах и во время хозяйственных выставок, что его фирма («Товарищество») «высочайше» утверждена. В 1896 году фирма стала уже официальным поставщиком двора великого князя Сергея Александровича, дяди царя Николая II, и оставалась в этом качестве до 1905 года. Пётр Смирнов повсюду подчёркивал, что он «поставщик императорского двора», не уточняя какого именно. Таким образом, за 20—25 лет П. Смирнов приобрёл значительную известность в России, особенно в Центральном промышленном и сельскохозяйственном районе. А этот район потреблял 60% всей российской водки.

Когда в 1894 году начала осуществляться государственная монополия на водку и правительство поручило Комитету во главе с Д. И. Менделеевым исследовать качество водок всех 12 частных фирм, существовавших в то время на территории России (без Украины и Царства Польского, где существовали иные фирмы и иные законы о производстве водки), то учёные и лаборанты, производившие анализы, были больше всего удивлены тем, что считавшиеся лучшими и имевшие большое распространение водки Смирновых оказались низкого качества, причём не только значительно ниже качества государственной, казённой, произведённой по‑научному водки (фактически — менделеевской), но и ниже уровня других водок частных фирм. В официальной записке, составленной по этому поводу, отмечалось, что в распространении водки в народе не всегда имеет значение качество, в котором тёмный народ и даже такие потребители, как офицерство, по существу, не особенно разбираются. Зато умение фирмы распространять свой товар, придать выигрышную внешность этикеткам и форме бутылок, выдумать благозвучное, повышающее доверие название (вроде «Императорская») – всё это играет значительную роль в создании торговой репутации. Иногда простое повышение цены одного и того же состава водки, но налитого в бутылки с разными этикетками заставляет потребителей считать и даже уверять других, что водка высокой стоимости – лучше, хотя лабораторный анализ запросто опровергает это заблуждение.

К числу рекламных трюков, которые употреблял уже не сам П. А. Смирнов, а его наследники, причём за границей, было обозначение на этикетках года основания фирмы как 1818‑й. Однако в это время даже отец П. А. Смирнова не имел ещё фамилии Смирнов, так как был крепостным, а Пётр ещё не родился, и его фирма фактически была основана лишь через 46 лет после обозначенного на этикетке срока. Зато эффект был большой: начало XIX века воспринимали, особенно в Америке, где в это время только‑только стали создаваться государства, как некую «древность», не чета концу века, когда фирмы росли как грибы.

В 1896 году царская правительственная комиссия потребовала данные о смирновском водочном производстве, так как должен был действовать с этого времени государственный эталон качества на водку.

Читайте также:  Водка «Purity» (Пьюрити), виды водки «Purity» (Пьюрити)

В результате проверки смирновскую водку, получившую низкие оценки, перестали поставлять к Высочайшему двору. В 1900 году был опубликован сводный анализ казённой водки и водок фирм обоих Смирновых — Ивана и Петра. В 1903 году этот анализ был сделан достоянием международных торговых организаций, будучи выставлен в Париже на выставке. Тем самым правительство России как бы отмежевывалось от того, чтобы смирновскую водку считали синонимом или образцом русской национальной водки.

Национальной была объявлена и получила признание казённая водка государственных заводов — т. н. в народе «монополька».

В анализе органолептической оценки водки Ивана Смирнова было поставлено — «хорошая» (№№ 20, 21, 32, 36, 40), а т. н. народное «очищенное» обозначено как «с неприятным сивушным оттенком», а № 1 — как удовлетворительная. Все представленные Петром Смирновым образцы (№№ 20, 21, 32, 40) оценены «удовлетворительно», но в графе «азотная кислота» указано, что у «хорошей» на вкус водки Ивана её «много» и «очень много», а у худшей на вкус водки Петра — были только «следы» азотной кислоты, т. е. мало. Так положительные и отрицательные характеристики водок обоих фирм Смирновых как бы уравновешивались.

Однако фирмы П. Смирнова и И. Смирнова, конкурировавшие не только с другими дореволюционными водочными фирмами в России, но и между собой, отличались тем, что под предлогом сохранения «семейного рецепта» и «семейной тайны» отказывались предоставлять официальным властям и, в частности, Центральной химической лаборатории № 1 в Петербурге сведения о технологии производства их продукции.

Вот почему служба надзора за качеством товаров Министерства финансов царской России могла судить о качестве смирновских водок только путём сравнительной их оценки с качеством других фирм или с качеством государственной (казённой) водки. И всегда, при любых испытаниях за всё время с 1892 по 1991 год, т. е. в течение 100 лет, качество смирновских водок оценивали как низкое. При лабораторных исследованиях выявляли чрезвычайно серьёзные недостатки смирновских водок, причём выявляли их такие крупные учёные‑химики, как Д. И. Менделеев, проф. Н. Тавилдаров, проф. М. Г. Кучеров, проф. А. А. Вериго, и старший лаборант ЦХЛ Министерства финансов доктор химических наук В. Ю. Кржижановский.

Менделеев и его ученики обращали внимание на то, что все т. н. «столовые вина» Смирновых имеют худшее качество не только по сравнению с государственной (казённой), химически очищенной водкой, но и даже с водками других частных фирм, которые также не имеют такого оборудования, как государственные заводы. Так, водка фирмы «Долгов и К°» содержала ничтожные количества альдегидов, не превышавшие 0,0025%, и совершенно была свободна от примеси сивушных масел.

«Совсем иной характер имеет „очищенное“ вино И. Смирнова, — писал в своём заключении правительственный эксперт В. Ю. Кржижановский в 1906 году — Содержащиеся в нём количества сивушных масел, альдегидов, соответственно равные 0,122% и 0,0075% (считая на 40°) или 0,305% и 0,0188% (считая на 100°), указывают на то, что для изготовления этой водки применялся не только сырой спирт, но ещё и с примесью ректификационных отбросов, богатых сивушными маслами». Эти данные говорят сами за себя и служат также хорошей иллюстрацией того, что пил наш народ до введения казённой продажи «питей» (т. е. до введения государственной монополии на водку в 1894—1902 гг.).

Но кроме альдегидов и сивушных масел, на которые в основном была в то время установлена проверка качества водок, продукция фирм Смирновых из‑за их плохого качества была подвергнута более подробной химической проверке. В результате во всех сортах или номерах смирновских водок (№№ 21, 31, 40, 32) были найдены азотная кислота, аммиак, азот амид‑ных соединений и, кроме того, все без исключения образцы водок И. Смирнова и П. Смирнова отличались большим накоплением солей (от 439 до 832 мг на литр водки). Наконец, у водок П. Смирнова было обнаружено значительное количество эфиров. (Так, у № 21 — 17,3 мг на 1 литр, у № 31 — 41,81 мг, у № 40 — 60,72 мг, у № 20 — 77,96 мг, а у № 32 даже 89,4 мг!)

Исследования ЦХЛ показали, что весьма часто спирт, который фирмачи именовали на этикетках «ректификатом», не удовлетворял в действительности даже самым снисходительным требованиям, какие предъявляются к действительно ректифицированному спирту не только высшего, но даже и 1‑го сорта. Петербургская ЦХЛ нашла, что 64,7% исследовавшихся в лаборатории водок частных фирм изготовлены были из спирта, не выдерживавшего испытания на чистоту серной кислотой («Труды Технического комитета», т. XIV, 101). Это означало, что такой спирт содержал даже метил!

Неудивительно, что водки фирм И. и П. Смирновых были вытеснены из Поволжского и других районов их распространения водками фирм Долгова, Александрова, которые столь явных пороков не имели, хотя также не отвечали государственным стандартам качества. «Народное вино», о котором так много говорили Смирновы, в действительности удовлетворяло лишь самые неприхотливые «вкусы» таких потребителей, как обитатели Хитрова рынка. Но даже и наивысшие марки смирновских водок постепенно вытеснялись более добротными марками других фирм.

После указанных проверок фирма П. А. Смирнова решила сделать вид, что она учла сделанные ей замечания, и указала в перечне поданных сведений о своей водке, что она увеличивает число фильтрации, доводя в случае необходимости даже до 3,4 и 5‑и! Однако ЦХЛ, взяв пробы такого «улучшенного» вина, отметила чрезмерное накопление в водке поташа (соответственно по 282,6 мг на 1 литр у № 20, 499 мг у № 32 и 193 мг у № 40), что при систематическом употреблении такой водки и небезопасно для здоровья потребителя, а именно, вызывает порок сердца.

Смирновские же «умельцы» использовали поташ для усиления «питкости» водки, придания ей искусственной «мягкости» и для того, чтобы просто «забить» сивушный запах, а не уничтожить в водке сивушные масла!

Самым удивительным фактом, который стал известен в начале XX века правительственной комиссии, занимавшейся разбором дела о качестве смирновских водок, было то, что ни Иван, ни Пётр, ни их потомки сами не являлись производителями спирта‑сырца, а скупали его по дешёвой цене в разных областях России у мелких самогонщиков, т. е. пользовались дешёвым сырьём заведомо низкого качества. Так, Иван Смирнов, производивший в год 330 тыс. вёдер водки, приобретал спирт‑сырец у крестьян и мелких самогонщиков Тульской губернии, а также в Ревеле (Эстония), сливая всё это в общую массу и производя рассиропку и очистку на своём заводе в Москве. Иначе как на готовом чужом сырье производить подобные объёмы водки было невозможно. Но и невозможно было очистить то, что заведомо «грязно», т. е. низкого химического качества.

Аналогично поступал и П. Смирнов, фирма которого выпускала в год объёмы водки, более чем в 10 раз превышающие продукцию его дяди, а именно 3.400.000 вёдер в год. Он закупал спирт в Тамбовской губернии с заводов графа Ферзена и в Эстонии с заводов барона Розена. В обоих случаях, особенно в Эстонии, это был не зерновой, ржаной спирт, а самый настоящий картофельный, ибо оба немецких производства пользовались именно этим видом дешёвого сырья. И хотя уровень очистки там был несколько выше, чем «крестьянский» спирт Тульской губернии, но само сырьё предполагало получение водки крайне низкого качества.

Как неопровержимо доказали такие порознь разные, но каждый по‑своему великие и незаурядные люди и учёные, как Д. И. Менделеев и Ф. Энгельс, — картофельный этиловый спирт по своему характеру физиологического воздействия на человеческий организм вызывает агрессивность, ведёт к непредсказуемым, неконтролируемым брутальным действиям потребителя, в то время как зерновой и особенно ржаной спирт вызывает всего лишь сонливость и временное оглупление, чаще всего добродушно‑покладистое.

Вот почему группа Менделеева, занимавшаяся всеми проблемами введения в России водочной монополии, добилась от правительства того, чтобы одним из главных принципов проводимой реформы, стала не только концентрация всего производства водки в руках государства и установление на неё единого для всей страны высокого государственного стандарта качества, но и обязательное устранение искусственных и естественных примесей к этиловому спирту, а само изготовление этого спирта производилось бы исключительно из зерна.

Однако осуществить эти принципы водочной монополии в условиях капитализма Министерству финансов, ответственному за проведение реформы, так и не удалось. Фискальные интересы казны, зависимость от давления рынка и бывших водочных магнатов, вроде Смирновых, заставляли царских чиновников отказаться от выполнения принятых на себя обязательств пренебречь интересами «народного здравия», которые в значительной степени лежали в основе перехода к монополизации водочного производства. С началом же в 1914 году Первой мировой воины производство этилового спирта в России вообще было запрещено для не медицинских и не технических целей, и тем самым оценить результаты реформы не представлялось возможным. Реальным стало только бегство всех крупных частных производителей водок за рубеж, в том числе и представителей фирмы П. Смирнова, обосновавшихся в США, где после кризиса 30‑х годов в 1933 году это дело было продано чисто американской фирме («Хойблайн»). А та, в свою очередь, была куплена более крупной английской компанией «Гранд Метрополитен».

С тех пор «Смирнофф» существует только как этикетка для сведения пьяниц и других потребителей. Как владельцы водочного дела Смирновы давно сошли с арены, хотя их клан чрезвычайно разросся. Только ныне живущих потомков насчитывается свыше 30—40 человек. Из них трое с именем Борис.

Первый — прямой наследник, праправнук Борис Алексеевич, дедом которого был Борис Алексеевич, умерший в 1966 году и являвшийся прямым внуком П. А. Смирнова, от его сына Алексея Петровича.

Второй наследник Борис Кириллович, внук дочери П. А. Смирнова, Глафиры, т. е. правнук П. А. Смирнова по женской линии.

Наконец, третий – Борис Владимирович Марганидзе — муж внучки Петра Петровича Смирнова, правнучки П. А. Смирнова — Евгении Арсеньевны Смирновой, умершей в 1994 году. Все три Бориса представляют клан П. А. Смирнова.

Источник: В. В. Похлебкин. История водки. М. 2006. Приложение 9

Ссылка на основную публикацию