Как отличить оригинал коньяка «Barclay de Tolly» (Барклай де Толли) от подделки?

Мельница мифов: Барклай – изменник или герой?

У Казанского собора в Санкт-Петербурге стоят памятники двум спасителям Отечества от наполеоновского нашествия — русским полководцам Барклаю-де-Толли и Кутузову. Но если Михаил Илларионович до сих пор справедливо пользуется всеобщим признанием, то его тезка Михаил Богданович и при жизни своей не был популярен, да и потомки его, увы не жаловали.

А ведь именно благодаря умелому руководству Барклая-де-Толли была сохранена русская армия, которую он передал Кутузову для дальнейшей борьбы.

Интересно, возникал ли у вас вопрос, как правильно писать фамилию Михаила Богдановича? Главное, придерживаться однообразия в написании. В большинстве случаев фамилию Барклая-де-Толли пишут через два дефиса. Встречаются написания с одним дефисом: Барклай де-Толли или совсем без них: Барклай де Толли. В бумагах самого Барклая его фамилия так и пишется — совсем без дефисов. Однако в русском языке написание некоторых иностранных имен или названий пишутся с дефисами, отсутствующими в оригинале: Monte Carlo, и Монте-Карло; Jean Michel Jarre, и Жан-Мишель Жарр и т.д. Кроме того, через дефис писали его фамилию Александр Пушкин, Лев Толстой, литератор Фаддей Булгарин, историки князь Петр Долгоруков и великий князь Николай Михайлович.

Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, получившего при рождении имя Михаэль Андреас Барклай де Толли (Michael Andreas Barclay de Tolly), иногда называют немцем. Но были в его роду шотландские и норманские корни. По одной из версий, Рожер де Бершелэ (Roger de Berchelai) попал в Британию с Вильгельмом Завоевателем в 1066 году. По другой легенде, Барклаи в лице Робер-и-Готье-де-Беркелэ (Robert et Gautier de Berkeley) впервые появились там в конце правления Малкольма IV, правившего Шотландией в 1165 году. И еще одно предположение: фамилия Барклай происходит от названия деревушки Бэркли (Berkley) в графстве Сомерсет, которая в XI столетии называлась Berchelei.

Мужская линия этих Барклаев прервалась в 1456 году, и старшинство перешло к ветви Барклая из города Тоуви (Towie) в Абердиншире. Современный биограф полководца историк Сергей Нечаев сообщает: “Таким образом, приставка “де Толли” к фамилии “Барклай” происходит от модифицированного названия города Тоуви (Towie — Towy — Tollie — Tolly)”.

Первыми остзейскими “немцами” стали Питер и Джон Барклаи, которые переселились в вольный ганзейский город Росток в 1621 году. Сыновья барона, купцы, торговавшие шелком, вскоре стали гражданами города — бюргерами. Судьба большинства Барклаев оказалась связана с Ригой. В 1721 году Лифляндия отошла к Российской империи и семья Барклая-де-Толли вступила в подданство к русскому царю. Первым русским подданным в роде Барклаев стал в 1710 году дед Михаила Богдановича по имени Вильгельм-Стефан. Отец выдающегося полководца также был русским офицером, приобретшим своей службой дворянское достоинство и вышедший в отставку поручиком. И в заключение всего этого интернационала, от британских морей до литовских болот, будущий фельдмаршал появился на свет в Латвии, а в неполных десять лет стал вахмистром в петербургском Новотроицком кирасирском полку.

Перед Отечественной войной 1812 года Барклай-де-Толли командовал 1-й Западной армией, размещенной на границе в Литве. Будучи одновременно и военным министром, Барклай в известной степени распоряжался и 2-й Западной армией, находившейся под командованием генерала от инфантерии князя Петра Багратиона. Однако полноценного взаимодействия между двумя армиями не было из-за несходства характеров их командующих и их взаимного соперничества. Однако, главное, что с первых дней войны Барклай-де-Толли избрал верную тактику в отношении Бонапарта, которая нанесла серьезный урон “Великой армии” французского императора. Говорят, при отъезде из армии Александр I обратился к Барклаю со словами: “Поручаю вам свою армию; не забудьте, что второй у меня нет”. Барклай-де-Толли с честью выполнил свою миссию. Нужно еще учитывать,что Барклай, даже как военный министр, не мог отдавать приказы армиям А. П. Тормасова и П. В. Чичагова. Проще говоря, Барклай во многом был скован в своих действиях как полководец.

Но Барклай сумел провести вокруг пальца хитрого французского лиса. Русская армия тремя колоннами ушла из-под Витебска так тихо, оставив на месте бивуаков горящие костры, что противник до утра не догадывался, куда подевались русские и где их искать. Наполеон был взбешен. В течение некоторого времени великий полководец находился в полнейшем неведении насчет наших военных сил. Разбить русские армии порознь, что сперва казалось весьма легкой задачей, у Наполеона так и не получилось. И все-таки государь, не любивший Кутузова, назначил его главнокомандующим вместо Барклая. Вопрос о назначении именно Кутузова на роль единого главнокомандующего достоин отдельного рассмотрения.

В юбилей Бородинского сражения следует вспомнить, как оскорбленный в своих лучших чувствах фельдмаршал искал смерти в бою. Это не только его собственное признание, сделанное генералу Ермолову. В рапорте императору Кутузов отмечал поведение своего предшественника во время битвы при Бородино: “Барклай-де-Толли присутствием духа своего и распоряжениями удерживал стремящегося против центра и правого фланга превосходного неприятеля; храбрость же его в сей день заслуживает всякую похвалу”. Свидетельства других очевидцев не противоречат кутузовскому докладу. Александр наградил Барклая орденом Святого Георгия 2-й степени. “Провидение пощадило жизнь, для меня тягостную”, — писал впоследствии Барклай.

На военном совете в Филях именно Барклай, уже переставший быть главнокомандующим, первым высказал мысль о необходимости отступления. Это не могло не понравится Кутузову, который придерживался такого же мнения — но ненависть к бывшему главнокомандующему прорывалась в российской провинции. Когда Барлай проезжал через Калугу или по дороге из Тулы к Владимиру, обыватели называли его изменником и предателем. Приходилось вызывать полицию, чтобы расчистить толпу, а ординарцу — обнажать саблю.

Во Владимире Барклай, очень сильно заболевший, остановился в ожидании ответа на свое письмо, которое послал на высочайшее имя. Там содержались ламентации: “Известный отзыв князя Голенищева-Кутузова, что отдача неприятелю Москвы есть следствие отдачи Смоленска, к сожалению, подтверждает во многих умах сии ужасные для чести армий и предводительствовавших ими заключения”. Адъютант вернулся, но без письма от Александра.

В конце концов, император написал Барклаю, состоялась и аудиенция. Михаил Богданович и в записках царю и при личной встрече неоднократно пытался оправдаться. Безрезультатно. Сергей Нечаев так объясняет такое поведение божьего помазанника: “Видимо, Александр I считал подобную публикацию политически нецелесообразной, ибо она могла подорвать престиж победоносной русской армии, которой еще предстояло освободить Европу от Наполеона. Тут вопрос личного достоинства, чести и репутации какого-то генерала для него явно отходили даже не на второй, а на двести двадцать второй план”.

Тем временем Кутузов продолжал делать то, чем занимался Барклай и за что его совершенно напрасно называли предателем. Простым русским людям, не любившим и не понимавшим “немцев”, казалось, что при своем “Михайле Ларивоныче” победа достанется быстрее, чем при военачальнике, фамилию которого перекроили на “Болтай да и только”. Любопытно, когда в армии и обществе ругали Барклая, который совсем не был немцем, в качестве первого кандидата в главнокомандующие рассматривали настоящего немца Левин-Августа фон Беннигсена. Была еще одна немецкая фигура — цареубийца граф Петер-Людвиг фон дер Пален.

Жизнь Барклая продолжалась до весны 1818 года, но свою историческую роль в судьбах нашей Отчизны он сыграл шестью годами ранее.

Михаил Барклай-де-Толли

Биография

Знаменитый полководец русской армии, министр, имеющий титул генерал-фельдмаршала, на счету которого десятки успешных сражений Отечественной войны 1812 года и военные походы за пределы России – Михаил Барклай-де-Толли. Этот военачальник по степени популярности может посоревноваться даже с Александром Васильевичем Суворовым.

Портрет Михаила Барклая-де-Толли

Военная тактика, применяемая Михаилом Богдановичем в боях, критиковалась современниками, зато потомки оценили профессионализм великого российского стратега. Самоотверженность Барклая-де-Толли и преданность его России иллюстрируют слова военачальника о том, что он готов был пасть в сражении при Бородино, если это потребовалось бы для победы.

Детство и юность

История происхождения семейства Барклай-де-Толли уходит корнями в XI век и вглубь европейского континента. По отцовской линии Николай Богданович – потомок древнего шотландского рода, история которого начинается с Роберта Барклая. Сам Роберт – выходец из скандинавских стран. В составе армии герцога Нормандии Вильгельма I Завоевателя (Вильгельма Нормандского) Роберт Барклай оказался в Британии, где и остался жить. Местом жительства мужчина выбрал деревню с созвучным его имени названием Баркли. Потомки Роберта разделили род на две параллельные ветви – Барклай оф Гартли (вскоре прекратила существование) и Барклай оф Тоуи. Тоуи спустя несколько поколений трансформировалось в де-Толли.

Семейство Барклай-де-Толли пользовалось благосклонность монаршей семьи и успешно приумножало свое богатство, однако политические события в Британии, связанные с приходом к власти Оливера Кромвеля, вынудили братьев Барклай-де-Толли бежать из Британии. Прадеды знаменитого военачальника обосновались в Риге, где занимались коммерцией и даже вновь пробились во власть.

После того как Латвия вошла в состав Российской Империи, Вайнгольд Готтланд (отец будущего полководца) получил княжеский титул. Отслужив на военной службе, Вайнгольд женился на местной девушке Маргарите-Элизабет фон Смиттен. Маргарита была немкой по происхождению, имела дворянский титул и родилась то ли в роду богатых землевладельцев, то ли в семье уважаемого священника.

Портрет Михаила Барклая-де-Толли

13 декабря 1761 года (по другим сведениям, 27 декабря) в семье Вайнгольда Готтланда и Маргариты-Элизабет родился сын. Биография полководца не сохранила не только дату, но и место рождения Михаила, по этому поводу до сих пор ведутся споры среди историков.

Мальчика назвали на немецкий манер Михаэль Андреас. Однако при крещении Михаэль получил имя Михаил. Отчество Богданович связано с этимологией имени его отца: Готтланд на немецком языке означает «Данный Богом». Михаил стал вторым сыном молодой супружеской пары.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли в Тарту

Поскольку в XVIII столетии среди немецких дворян процветала традиция у бездетных семей воспитывать малолетних родственников, в четыре года родители отправили Михаила на воспитание в Санкт-Петербург, в семью тетки по матери. Полковник с женой, став приемными родителями будущего полководца, добросовестно выполняли свои обязанности, благодаря чему мальчик получил хорошее домашнее образование. Еще в детстве мальчик увлекся военной историей, тактикой и стратегией ведения боя, говорил на нескольких иностранных языках.

Учитывая должность приемного отца, а также интересы самого ребенка, вопрос выбора профессии для него не стоял. Еще в шесть лет Михаил числился в рядах Новотроицкого кирасирского полка, командовал которым его приемный отец. Еще спустя два года Российская империя начала войну с Османской империей. Маленький Михаил с нетерпением ждал писем от дяди и трепетно следил за театром военных действий.

Военная служба

Военная служба Михаила началась с рядов Псковского карабинерного полка. Через два года молодой человек получил звание корнета, а еще спустя пять лет Михаилу пожаловали чин подпоручика. Михаил резко выделялся на общем фоне высоким уровнем образования и любовью к чтению. Однако этот факт послужил причиной зависти однополчан к успеху Барклая-де-Толли. Тогда генерал Паткуль перевел Михаила на службу в Санкт-Петербург. Там молодой поручик повышал квалификацию по мемуарам М.И. Кутузова. Михаил Илларионович в своей работе делал акцент на содержание и благосостояние простых солдат, и эту точку зрения перенял и Барклай-де-Толли.

Михаил Барклай-де-Толли на военном совете

Полковником молодой Барклай-де-Толли стал только через десять лет самоотверженной военной службы. Перейдя на службу к принцу Виктору Шаумбургскому в звании капитана, Михаил получил первый опыт в ведении реальных боевых действий – началась турецкая война 1878 года. В этот период Барклай прославился как расчетливый и хладнокровный командир, способный принимать взвешенные решения прямо на поле боя.

В 1788 году русские войска предприняли штурм Очакова. В ходе этой операции молодой Барклай познакомился со своим наставником Кутузовым, а также стал свидетелем военной неудачи Суворова и его интриг с Потемкиным. А за спасение принца Ангальта Михаил получил свою первую награду – орден Святого Владимира.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли в Риге

В 1879 году Михаила Богдановича, получившего очередное повышение, перевели на финский фронт войны со шведами. Там был убит в бою друг и покровитель Михаила принц Ангальт. Перед смертью принц подарил Барклаю шпагу, с которой Михаила Богдановича гораздо позже похоронили по его воле.

Еще одна встреча Барклая с Суворовым состоялась в 1794 году в городе Гродно, в рамках кампании по подавлению польского восстания. За храбрость и отвагу в борьбе с повстанцами Михаил Богданович получил орден Святого Георгия.

Получив звание полковника, Барклай-де-Толли пережил смерть царицы Екатерины II, приход к власти Павла I, когда тот же Суворов впал в немилость. Михаил Богданович продолжал руководить 4-м егерским полком в Прибалтике, где лично проводил отбор новобранцев и обучал их. Спокойная служба государю не прекратилась для Барклая и со смертью Павла и приходом к власти Александра I.

Читайте также:  Как отличить подделку коньяка «Martell» (Мартель) от оригинала?

Император Александр I

Только в 1806 году Михаил Богданович со своим полком возобновил боевые действия, столкнувшись с армией Наполеона. За успехи в сражениях с противником Барклая наградили орденом Святого Георгия. Спустя год генерал Михаил Богданович получил серьезное ранение в бою. А через год, после длительного лечения в госпитале, Барклай вернулся на поле боя в Финляндию.

В 1809 году Барклай-де-Толли совершил авантюрную, беспрецедентную военную операцию, перейдя со своим корпусом пролив Кваркен по тонкому мартовскому льду и появившись в тылу у противника. Эта блестящая операция стала началом конца военных действий между Россией и Швецией. В результате операции территория Финляндии была присоединена к России, а сам генерал стал ее губернатором.

Михаил Барклай-де-Толли на юбилейной монете

С новой должностью Михаил Богданович справился не хуже, чем с военными задачами, в связи с чем уже в 1810 году его назначили военным министром Российской империи. В новой должности на плечи Барклая легла тяжелая и ответственная задача – подготовить армию к надвигающейся войне с Францией. Следуя своему принципу о важности благосостояния солдат для успеха в выполнении боевых задач, министр добился увеличения финансирования армии и расширения штата.

Изучив стратегию противника, Михаил Богданович разрабатывает собственный план ведения боевых действий, согласно которому его армия должна была отступать вглубь страны, максимально растягивая коммуникации армии Наполеона и ослабляя ее. «Скифская стратегия» Барклая-де-Толли послужила причиной массы доносов на его «предательство» царю Александру, в том числе и от Багратиона.

Бородинская битва

Однако российская армия продолжала методично отступать, ведя к гибели самоуверенных французов. Несмотря на то, что уже на подступах к Смоленску французы стали терпеть поражение, давление на царя со стороны генералов и дворянства увеличивалось, и Александр вынужден снять с должности Михаила Богдановича. Армию возглавил Михаил Илларионович Кутузов. В свою очередь, Барклай подал царю прошение освободить его от воинской службы, ответа на которое он так и не дождался.

Позднее Михаил Богданович писал, что его главным желанием в Бородинской битве было остаться на поле боя в числе павших. Его надеждам не суждено было осуществиться, зато своей храбростью Барклай вернул расположение генералов и простых солдат.

Личная жизнь

Своим долгом Михаил Богданович считал служение Родине, поэтому на личную жизнь у полководца просто не оставалось времени. Однако в 1791 году он все же женился на двоюродной сестре Елене Августе Элеоноре фон Смиттен. В браке Елена родила несколько детей, но выжил только один из них – Эрнст Магнус Август. Кроме сына, по старинной традиции в семье Барклая-де-Толли воспитывались три неродные дочери – Каролина, Анна и Екатерина.

Памятник Михаилу Барклаю-де-Толли перед главным зданием Бородинского музея

Эрнст пошел по стопам отца и выбрал военную профессию, дослужившись до звания полковника. Эрнст был дважды женат, но ни в одном из браков детей не оставил – род Барклая-де-Толли закончился на нем.

Смерть

В 1812 году Михаил Богданович оставил должность военного министра, не получив даже благодарности за выигранную его силами войну с французами. Лихорадящий бывший военачальник отправился в родовое поместье поправить здоровье. Весь путь его сопровождали проклятия и презрение народа.

Однако вскоре после выздоровления Михаила Богдановича снова призвали в ряды армии, где он успешно руководил отдельными подразделениями в заграничных походах, за что был удостоен княжеского титула. Девизом семьи стали слова «Верность и терпение», а герб Барклаев содержит неизменные атрибуты военной службы и верности государю.

Мавзолей Михаила Барклая-де-Толли в бекгофском имении, Эстония

Зимой 1818 года Барклай почувствовал ухудшение здоровья и просил разрешения отправиться на лечение в Германию, но скончался в пути 14 мая 1818 года. Похоронен великий российский стратег в Прибалтике.

Изображения полководца на многочисленных бюстах и фото основаны на портрете художника Джорджа Доу.

Как отличить оригинал коньяка «Barclay de Tolly» (Барклай де Толли) от подделки?

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 620
  • КНИГИ 590 890
  • СЕРИИ 22 037
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 550 603

О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:

Все в жертву ты принес земле тебе чужой.

Непроницаемый для взгляда черни дикой,

В молчанье шел один ты с мыслию великой,

И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,

Своими криками преследуя тебя,

Народ, таинственно спасаемый тобою,

Ругался над твоей священной сединою.

И тот, чей острый ум тебя и постигал,

В угоду им тебя лукаво порицал…

Невольно вспоминаются эти Пушкинские стихи. Сколько действительно драматизма в личности Барклая. Быть может, из всех вождей Отечественной войны он заслуживает наибольшей признательности со стороны потомства.

Опала, постигшая его в 1812 году, отбросила тень на всю оставшуюся его жизнь и наложила тяжелую печать на посмертное восприятие его облика. Вероятно, ни один другой крупный русский полководец нового времени не был окружен таким плотным туманом пристрастных слухов и документально не подтвержденных суждений, иногда чисто легендарного свойства, не изжитых в общественном сознании и по сию пору.

Барклаю-де-Толли поставлен в столице памятник, как Румянцеву, Суворову и Кутузову; но это награда царская, а в народе русском еще не появился для него историк. К Барклаю-де-Толли до сих пор все как-то холодны, хотя и признают великие его заслуги перед Отечеством. Холодность эта происходит, может быть, оттого, что он чужеплеменник.

Загадки рождения и происхождения

13 (24) декабря 1761 года в семье Вейнгольда-Готтарда Барклая-де-Толли и Маргареты-Элизабет фон Смиттен родился сын, которого назвали Михаэль-Андреас.

Так, во всяком случае, написано во многих книгах [1]. Так написано и в крупнейших энциклопедиях: знаменитом «Брокгаузе и Ефроне», в Сытинской «Военной энциклопедии», «Энциклопедическом лексиконе», «Большой советской» и в других.

Также во многих источниках дана информация о том, что родился этот ребенок «на маленькой глухой мызе» Памушис в Литве.

Памушис — это местечко «в 25 верстах от города Шяуляй» [72. С. 96]. Действительно, сейчас это Литва, а тогда данная территория входила в состав подвассального Речи Посполитой Курляндского герцогства, присоединенного к Российской империи после третьего раздела Польши в 1795 году.

Мыза — это отдельный загородный дом с хозяйством, то есть, проще говоря, — хутор. А еще часто пишут, что Михаэль-Андреас вообще родился «в глуши литовских лесов»…

Место и дата рождения знаменитого полководца до недавних пор считались достоверно установленными. Однако современные исследователи В. М. Безотосный и А. М. Горшман предприняли попытку обосновать более ранний год рождения — 1757-й.

Они пишут: «С середины XIX века в русской биографической литературе утвердилось мнение о рождении полководца в 1761 году» [16. С. 38].

Между тем кое-где указывались и другие годы — например, 1755-й. Он был назван в одной из прижизненных биографий Барклая-де-Толли, но, по мнению Безотосного и Горшмана, «не имеет достоверного источниковедческого обоснования» [16. С. 38].

В 1821 году имел место запрос капитула (коллегии) Нидерландского военного ордена Вильгельма (Militaire Willemsorde), учрежденного в апреле 1815 года, о дате рождения М. Б. Барклая-де-Толли, и в ответе российского военного ведомства за основу был взят формулярный список 1818 года, где было сказано, что «от роду ему 59 лет». Вроде бы получается, что родился он в 1759 году. Но, как отмечают современные историки, «в формулярных списках время появления человека на свет, как правило, указывалось приблизительно» [16. С. 39]. Обычно указывалось количество полных лет на время составления списка — без каких-либо точных дат.

В пользу точного дня рождения, по мнению Безотосного и Горшмана, говорит тот факт, что в письме жене от 14 декабря 1815 года сам М. Б. Барклай-де-Толли описал события 13 декабря, «когда на обеде в честь праздника лейб-гвардии Литовского полка Александр I, вспомнив, что это день рождения М. Б. Барклая-де-Толли, предложил тост за его здоровье» [16. С. 43].

13 декабря по старому стилю в XVIII веке — это 24 декабря по новому стилю. Но какого все же года?

Точно известно, что брат Михаила Богдановича — Иван Богданович Барклай-де-Толли — родился 4 июля 1759 года. Соответственно, родиться 13 декабря 1759 года, то есть всего через пять месяцев, Михаил Богданович физически не мог. При этом сопоставление данных о прохождении военной службы говорит о том, что именно Михаил был старшим братом. Так, в полк он был записан в 1767 году, а его брат — в 1770 году, в вахмистры он был произведен в 1769 году, а его брат — в 1772-м и т. д. Как совершенно справедливо делают вывод В. М. Безотосный и А. М. Горшман, «можно предположить, что разница в возрасте между братьями была около двух лет» [16. С. 43].

Ну и, наконец, самым веским аргументом в пользу 1757 года является просьба Михаила Богдановича от 7 ноября 1812 года к императору Александру о предоставлении отпуска «для поправления здоровья». В этом документе содержится фраза: «от роду мне 55 лет» [16. С. 43].

Все вышеперечисленное позволяет утверждать, что М. Б. Барклай-де-Толли родился 13 (24) декабря 1757 года.

В любом случае, сейчас 1757 год как год рождения Михаила Богдановича Барклая-де-Толли признан многими. В частности, именно в 2007 году в городе Черняховске (бывшем Инстербурге, рядом с которым скончался Михаил Богданович и где захоронены его останки) состоялись торжества по поводу 250-летия полководца.

А вот конца спорам по поводу места рождения Барклая-де-Толли пока не видно.

Принято считать, что он родился в Памушисе, но этот вопрос тоже требует уточнения. Например, сам Михаил Богданович писал в документах, что он родился в Риге. Выглядит это вполне вероятным: Маргарета-Элизабет фон Смиттен могла поехать рожать сына в Ригу. Более того, вероятность эта достаточно высока, так как в Богом забытом Памушисе рожать ребенка было страшновато, а Рига — это и тогда был большой город, настоящая цивилизация.

Но есть и другие версии. Например, в ряде солидных изданий — «Nassauische Annalen» (1979), «Der Grosse Brockhaus» (1963) и др. — утверждается, что Михаил Богданович родился в добротном лифляндском имении родственников, которое тогда называлось Луде-Гросхофф (Luhde-Großhoff).

Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно сначала рассмотреть историю рода Барклаев. А еще раньше, пожалуй, следует все-таки понять, как пишется фамилия знаменитого полководца.

В большинстве источников она пишется через два дефиса: Барклай-де-Толли, в некоторых — через один дефис: Барклай де-Толли, а то и вообще без дефисов: Барклай де Толли.

В бумагах самого Барклая — исходящих и входящих — его фамилия значилась без дефисов, и именно на этом написании настаивает известный историк Н. А. Троицкий [2].

С другой стороны, например, Rio de Janeiro в оригинале тоже пишется без дефисов, но на русском языке название этого бразильского города выглядит так — Рио-де-Жанейро (на самом деле — Риу-ди-Жанейру). И в этом есть определенный смысл. Особенно если речь идет о сложных иностранных именах и фамилиях — которые, кстати, порой бывают настолько сложными, что сразу и не поймешь, где фамилия, а где все остальное. Именно по этой причине в русскоязычной литературе приняты такие написания: Жан-Ришар Блок, Даниэль Жан-Ришар и Жан-Даниэль Колладон. А также Руасси-Шарль-де-Голль (аэропорт), Арси-сюр-Об (город) и т. д.

Полевой H.A. Русские полководцы. СПб., 1845; Бантыш-Каменский Д. Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. М., 1840; Шикман А. П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. М., 1997, и т. д.

Троицкий Н. А. Как правильно писать фамилию М. Б. Барклая де Толли? Письмо в редакцию // История СССР. 1988. № 2. С. 219–220.

Барклай де Толли (2 стр.)

Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно сначала рассмотреть историю рода Барклаев. А еще раньше, пожалуй, следует все-таки понять, как пишется фамилия знаменитого полководца.

В большинстве источников она пишется через два дефиса: Барклай-де-Толли, в некоторых – через один дефис: Барклай де-Толли, а то и вообще без дефисов: Барклай де Толли.

В бумагах самого Барклая – исходящих и входящих – его фамилия значилась без дефисов, и именно на этом написании настаивает известный историк Н. А. Троицкий.

С другой стороны, например, Rio de Janeiro в оригинале тоже пишется без дефисов, но на русском языке название этого бразильского города выглядит так – Рио-де-Жанейро (на самом деле – Риу-ди-Жанейру). И в этом есть определенный смысл. Особенно если речь идет о сложных иностранных именах и фамилиях – которые, кстати, порой бывают настолько сложными, что сразу и не поймешь, где фамилия, а где все остальное. Именно по этой причине в русскоязычной литературе приняты такие написания: Жан-Ришар Блок, Даниэль Жан-Ришар и Жан-Даниэль Колладон. А также Руасси-Шарль-де-Голль (аэропорт), Арси-сюр-Об (город) и т. д.

Читайте также:  Коньяк «Армянский алфавит», виды коньяка «Армянский алфавит»

Именно исходя из этих соображений мы будем придерживаться следующего написания фамилии: Барклай-де-Толли. Тем более что именно так ее пишут историки М. П. Щербинин (Биография генерал-фельдмаршала князя Михаила Семеновича Воронцова, 1858), Л. Г. Бескровный (Вопросы военной истории России: XVIII и первая половина XIX веков, 1969), П. А. Жилин (Гибель наполеоновской армии в России, 1974), B. Н. Балязин (Барклай-де-Толли: верность и терпение, 1996), C. В. Новиков (Большая историческая энциклопедия, 2003) и многие другие. В конце концов, именно так эту фамилию писали А. С. Пушкин и Л. Н. Толстой, Ф. В. Булгарин, князь Петр Долгоруков (Российская родословная книга, 1854) и великий князь Николай Михайлович (Император Александр I. Опыт исторического исследования, 1912).

Теперь рассмотрим историю этого старинного рода.

Шотландские предки нашего героя были выходцами из Нормандии и восходили аж к XI веку. Согласно одной из версий, первый Барклай (Roger de Berchelai) прибыл в Британию с Вильгельмом Завоевателем, герцогом Нормандии, ставшим королем Англии в 1066 году.

Как видим, фамилия этого нормандского рыцаря звучала как де Бершелэ.

По другой версии, “шотландское семейство Барклай (Barclay) или де Бершелэ (de Berchelai) появилось в первый раз в конце правления Малкольма IV в лице Роберта и Готье де Беркелэ (Robert et Gautier de Berkeley)” [157. С. 511]. Конец правления упомянутого короля Шотландии – это 1165 год.

Еще по одной версии, фамилия Барклай происходит от названия деревушки Бэркли в графстве Сомерсет (Berkley, Somerset), которая в XI веке называлась Berchelei.

В любом случае, Роджер де Бершелэ (Roger de Berchelai) и его сын Джон прочно обосновались на новой для себя земле, а их родственник сэр Уолтер Бэркли (Walter de Berkeley) в 1165–1189 годах был лордом-чемберленом Шотландии.

Мужская линия этих Барклаев закончилась в 1456 году на Уолтере, канонике из Морея. Его сестра вышла замуж за лорда Барклая из города Тоуви (Towie), что в Абердиншире, и старшинство перешло к этой ветви рода, известной с 1165 года и владевшей замком Тоуви.

Таким образом, приставка “де Толли” к фамилии “Барклай” происходит от модифицированного названия города Тоуви (Towie – Towy – Tollie – Tolly).

Барклаи из Матэрса (Mathers) происходят от Александра де Баркли (Alexander de Berkeley), который в 1351 году женился на Катерине Кейт (Katherine Keith), наследнице поместья Матэрс и сестре великого маршала Шотландии. Их сын Александр уже носил фамилию Барклай (Barclay), а его потомки владели этими землями до XVI столетия, пока сэр Дэвид Барклай (David Barclay) не был вынужден продать их из-за финансовых трудностей.

Другая ветвь клана – Барклаи из Эри (Urie) – происходит от полковника Дэвида Барклая (David Barclay), одного из многих шотландских офицеров, которые служили в Швеции при короле Густаве-Адольфе. В 1647 году, выйдя в отставку, он приобрел поместье Эри, а Роберт Барклай (Robert Barclay), его старший сын, стал знаменитым квакером (членом конфессии, возникшей в среде радикальных пуритан в годы Английской революции в середине XVII века) и в 1682 году был назначен губернатором Восточного Джерси.

Были и другие ветви клана Барклай, включая Барклаев из Коллэрни (Collairnie) и из Пирстона (Pierston).

Отметим, что ветвь де Толли (Towie или Tolly) из Абердиншира получила свои земли приблизительно в 1100 году, и они оставались в семействе до их продажи Чарльзом-Мэйтлэндом Барклаем из Тилликутри (Charles Maitland Barclay of Tilly-coultry), который в 1752 году женился на последней наследнице рода, Изабель Барклай (Isabel Barclay).

Из ганзейской ветви этого семейства и происходит главный герой этой книги.

Эта ветвь рода Барклаев восходит к сэру Патрику Барклаю (Patrick Barclay, baron of Towie), сыновья которого Питер (Peter Barclay) и Джон (John Barclay) переселились в вольный ганзейский город Росток. Они оба “были торговцами шелком” и оказались “на побережье Балтийского моря в 1621 году” [160. С. 28].

Отметим, что Питер Барклай (дальний предок нашего героя) родился в 1600 году в Банффшире в Шотландии.

В Ростоке братья Питер и Джон успешно занимались торговлей и вскоре стали гражданами города (бюргерами). Про Питера известно также, что он умер в 1674 году, был женат на Ангеле фон Ворден (Angela von Voehrden) и имел от нее троих сыновей и дочь, которые родились в период с 1628 по 1638 год.

Младший сын Питера Йоганн-Стефан Барклай-де-Толли (Johann Stephen Barclay de Tollie), лиценциат права, в 1664 году переселился в Ригу и был приписан к городскому сословию. Он был “адвокатом и бюргером в Риге” [143. С. 34], где и скончался в 1694 году. Кстати сказать, его отец Питер также умер в Риге, и это говорит о том, что в этот город перебралась вся семья.

Йоганн-Стефан был женат на Анне-Софии фон Деренталь (Anna Sophia von Derenthal), “дочери адвоката Стефана Деренталя” [158, с. 208]. Она умерла в 1696 году.

Йоганн-Стефан Барклай-де-Толли имел троих сыновей.

В контексте данной книги нас интересует старший его сын – Вильгельм-Стефан Барклай-де-Толли (Wilhelm Stephen Barclay de Tolly), родившийся в 1675 году. Он был юристом, с 1722 года – членом магистрата, а с 1730 года – бургомистром Риги. Как видим, этот человек – а именно он станет дедом русского фельдмаршала Михаила Богдановича Барклая-де-Толли – был уже не рядовым рижанином, а занимал в городе видную должность.

Интересный факт: живя в Риге, Барклаи-де-Толли входили в братство Черноголовых.

Как известно, в 1709 году Петр I нанес сокрушительное поражение главным силам шведов в битве под Полтавой, а граф Б. П. Шереметев осадил Ригу и “через восемь месяцев вынудил упорного генерал-губернатора Штремберга вступить в переговоры и подписать капитуляцию” [11. С. 34]. Город сдался 12 июля 1710 года, и одиннадцать лет спустя, в 1721 году, был заключен мирный договор между Россией и Швецией, согласно которому Лифляндия отошла к Российской империи.

Во время этих событий семья Барклаев-де-Толли вступила в российское подданство, а затем “с присущей всем членам этого рода честностью не за страх, а за совесть верой и правдой служила своей новой родине” [72. С. 95].

Например, “дед выдающегося полководца Вильгельм в 1710 году присягнул на верность России и стал первым русским подданным в роде Барклаев” [72. С. 95].

Этот самый Вильгельм-Стефан Барклай-де-Толли, умерший в 1735 году, “был не только выдающимся рижанином, но и главой большого семейства, “гросфатером”, как называли его 35 сыновей, внуков и правнуков” [127. С. 12]. Он был женат на Анне Стейн (Anna Stein) (1694–1752), дочери Йоганна Стейна. Они имели троих сыновей и двух дочерей.

Их младший сын Вейнгольд-Готтард Барклай-де-Толли (Weinhold Gottard Barclay de Tolly) родился в 1726 году в Риге, и именно он станет отцом Михаила Богдановича.

Михаил Богданович Барклай-Де-Толли — биография

Михаил Богданович Барклай-Де-Толли (1757-1818) (при рождении [en] Михаэль Андреас Барклай-Де-Толли, немецкое Michael Andreas Barclay de Tolly) — русский полководец, командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией, генерал-фельдмаршал (с 1814). Знак зодиака — Козерог.

Второй (после Михаила Илларионовича Кутузова) полный кавалер ордена Святого Георгия. В 1810-1812 годах военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле — августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-1814 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.

Происхождение и начало службы

Михаил Барклай-Де-Толли родился 24 декабря (13 декабря по старому стилю) 1757 года в имении Памушис, близ Жейме, в Литве. В альтернативных источниках день рождения Барклая-Де-Толли указывается и 27 декабря 1761 (16 декабря 1761 по ст.ст.).

Михаил Богданович происходил из древнего шотландского баронского рода. Его предки в начале 17 века из-за религиозных преследований переселились в Германию, а затем — в Прибалтику, дед был бургомистром Риги, отец служил в русской армии и вышел в отставку в чине поручика.

Сам Барклай воспитывался с 3-х лет в семье своего дяди — бригадира русской армии Е. фон Вермелена. По обычаю того времени в 1767 году был записан на службу гефрейт-капралом в Новотроицкий кирасирский полк, а действительную службу начал с 1776 в рядах Псковского карабинерного полка, уже имея чин вахмистра.

В 1778 Барклай-Де-Толли получил первое офицерское звание — корнета, а с 1783 по 1790 занимал адъютантские должности у ряда генералов. Боевое крещение получил во время русско-турецкой войны в 1788 при штурме Очакова в армии Григория Александровича Потемкина, затем участвовал в русско-шведской войне 1788-1790 и кампании 1794 против польских инсургентов, где за проявленную храбрость был награжден орденом Святого Георгия 4-го класса. Его исполнительность и отвага в бою очень скоро была замечена, и с 1794 Барклай-Де-Толли последовательно поднимался по ступеням служебной лестницы: командовал батальоном, полком, бригадой, дивизией. В 1798 cтал полковником, а в 1799 — генерал-майором.

Особенно Барклай-Де-Толли отличился в кампании 1806-1807, командуя арьергардными отрядами, сражался под Пултуском и Прейсиш-Эйлау, где был ранен и вынесен с поля боя без сознания. За геройское поведение получил чин генерал-лейтенанта и вновь отличился в русско-шведской войне 1808-1809. За переход по льду через пролив Кваркен и занятие шведского г. Умео был награжден чином генерал от инфантерии, а вскоре назначен главнокомандующим армии в Финляндии.

Военный министр и полководец

Военно-административные способности Барклая Де Толли по достоинству оценил император Александр I. C 1810 по 1812 он занимал должность военного министра, именно на него была возложена вся подготовка предстоящей войны с наполеоновской Францией. За это время Барклай успел провести ряд важных мероприятий: строительство инженерных сооружений, создание тыловых баз, совершенствование дивизионной и создание корпусной системы, упорядочение штабной службы, создание разведывательных органов, реформа полевого и высшего военного управления. При нем стали вводиться в практику новые принципы боевой подготовки войск — обучение меткой стрельбе и действиям на пересеченной местности.

К его заслугам необходимо отнести и выработку перед 1812 правильной стратегии против такого противника, как Наполеон. Основываясь на полученных разведывательных данных о значительном численном превосходстве французских сил, Барклай-Де-Толли предложил оперативный план, рассчитанный на затягивание военных действий по времени и в глубину русской территории. В первый период Отечественной войны 1812 года Барклай занимал пост главнокомандующего 1-й Западной армии и смог, несмотря на сопротивление части генералитета и офицерского корпуса, воплотить довоенный план в жизнь. С начала военных действий организовал отход русских войск, и его части избежали ударов превосходящих сил противника. После соединения двух Западных армий у Смоленска Барклай-Де-Толли стал осуществлять общее руководство их действиями и продолжил отступление, что вызвало взрыв недовольства и обвинения в его адрес в армейской среде и русском обществе. После назначения и прибытия к войскам Кутузова остался главнокомандующим 1-й Западной армии. В Бородинском сражении ему подчинялся центр и правый фланг. По мнению многих современников, в этот день он искал смерти и во время битвы появлялся на самых опасных ее участках.

Умелое руководство при Бородино Барклая Де Толли получило получило высокую оценку Кутузова, считавшего, что во многом благодаря проявленной им твердости было «удержано стремление превосходящего неприятеля» на центр русской позиции, а «храбрость его превосходила всякие похвалы». В награду получил орден Св. Георгия 2-го класса. На военном совете в Филях Барклай выступил главным оппонентом Леонтия Леонтьевича Беннигсена, подвергнув критике избранную им позицию на Воробьевых горах, и первым решительно высказался за оставление Москвы с целью сохранения армии.

Барклай-Де-Толли организовал прохождение отступающих войск через Москву. 21 сентября после того как по собственной просьбе был уволен от командования, покинул армию. Во время заграничных походов русской армии 1813-14 гг. с 4 февраля 1813 вступил в командование 3-й армии. Войска под его началом взяли крепость Торн, отличились в сражении при Кенигсварте, участвовали в Бауценском сражении.

В 1813 Барклай-Де-Толли был назначен главнокомандующим русско-прусскими войсками, а после вступления Австрии в ряды союзников командовал русско-прусскими войсками в составе Богемской армии. Под его руководством была одержана победа под Кульмом (награжден орденом Св. Георгия 1-го класса), а как одного из главных героев победы в Лейпцигском сражении его вместе с потомством возвели в графское достоинство Российской империи. В кампании 1814 он успешно командовал войсками при Фер-Шампенуазе и при взятии Парижа, за что получил чин генерал-фельдмаршала.

Читайте также:  Как отличить настоящий коньяк Сараджишвили (Sarajishvili) от подделки?

После окончания военных действий Толли стал главнокомандующим 1-й армии, во главе которой совершил вторичный поход во Францию в 1815 году и за смотр русских войск у г. Вертю получил княжеский титул. (В. М. Безотосный)

Семья

2 сентября (22 августа по ст.ст.) 1791 года Барклай-Де-Толли и Елена Августа Элеонора фон Смиттен (1770—1828) поженились. Жена приходилось ему двоюродной сестрой. В этом браке родилось несколько детей [en] , но выжил только один сын — Эрнст Магнус Август (1798—1871).

Награды Барклая-де-Толли

Барклай-де-Толли стал вторым из 4 полных Георгиевских кавалеров за всю историю ордена. Наряду с ним в те годы полным кавалером был только М. И. Кутузов:

  • Орден Святого Георгия 1-го кл. (31-го августа (19 августа по ст.ст.) 1813, № 11) — «За поражение французов в сражении при Кульме 18 августа 1813 года»;
  • Орден Святого Георгия 2-го кл. бол.кр. (2 ноября (21 октября по ст.ст.) 1812, № 44) — «За участие в сражении при Бородине 26-го августа 1812 года»;
  • Орден Святого Георгия 3-го кл. (20 января (8 января по ст.ст.) 1807, № 139) — «В воздаяние отличной храбрости и мужества, оказанных в сражении против французских войск 14 декабря при Пултуске, где, командуя авангардом впереди праваго фланга, с особенным искусством и благоразумием удерживал неприятеля во все время сражения и опрокинул онаго»;
  • Орден Святого Георгия 4-го кл. (27 сентября (16 сентября по ст.ст.) 1794, № 547) — «За отличную храбрость, оказанную против польских мятежников при овладении укреплениями и самим гор. Вильною».
  • Крест «За взятие Очакова» (18 декабря (7 декабря по ст.ст.) 1788);
  • Орден Святого Владимира 4-й ст. с бантом (18.12.1788 (7.12.1788 по ст.ст.));
  • Орден Святого Владимира 2-й ст. (21 апреля (9 апреля по ст.ст.) 1807);
  • Орден Святой Анны 1-й ст. (19 марта (7 марта по ст.ст.) 1807);
  • Крест «За победу при Прейсиш-Эйлау» (1807);
  • Орден Святого Александра Невского (21 сентября (9 сентября по ст.ст.) 1809);
  • Орден Святого Владимира 1-й ст. (27.09.1811 (15.09.1811 по ст.ст.));
  • Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского (21 мая (9 мая по ст.ст.) 1813);
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного (19 сентября (7 сентября по ст.ст.) 1813);
  • Золотая шпага с алмазами и лаврами с надписью «за 20 января 1814 г.» (январь 1814);
  • Орден Красного орла (Пруссия, 21.04.1807 (9.04.1807 по ст.ст.));
  • Орден Чёрного орла (Пруссия, 29 мая (17 мая по ст.ст.) 1813);
  • Военный орден Марии Терезии, командор (Австрия, 31 августа (19 августа по ст.ст.) 1813);
  • Орден Меча 1-го кл. (Швеция, апрель 1814);
  • Орден Почётного легиона, большой крест (Франция, 11 сентября (30 августа по ст.ст.) 1815);
  • Орден Святого Людовика 1-й ст. (Франция, 1816);
  • Орден Бани, рыцарь большого креста (Великобритания, (11.09.1815) (30.08.1815 по ст.ст.));
  • Шпага, украшенная алмазами, от муниципалитета Лондона (Великобритания, 1814);
  • Военный орден Вильгельма 1-й ст. (Нидерланды,(11.09.1815) (30.08.1815 по ст.ст.));
  • Военный орден Святого Генриха 1-й ст. (Саксония, (11.09.1815) (30.08.1815 по старому стилю));

Астрология возникла в древности (вавилонская храмовая астрология и другие), была тесно связана с астральными культами и астральной мифологией. Получила широкое распространение в Римской империи (первые гороскопы — на рубеже 2-1 веков до нашей эры). С критикой астрологии как разновидности языческого фатализма выступило христианство. Арабская астрология, достигшая значительного развития в 9-10 веков, с 12 века проникла в Европу, где астрология пользуется влиянием до середины 17 века и затем вытесняется с распространением естественнонаучной картины мира.

Понравилась статья? Лайкните, комментируйте, поделитесь с друзьями! Получите +1 к Карме 🙂

И чуть ниже оставьте комментарий.

Вступайте в группы, чтобы не пропустить новости:

Найти ещё что-нибудь интересное:

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Когда-нибудь Ваши дети [en] -внуки зайдут сюда и увидят знакомое имя.

Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Барклай де Толли Михаил Богданович -факты из жизни российского военачальника

Нежная и очень обаятельная модель Ханна Фергюсон – информация, фото, факты

Джеймс Паккард- владелец заводов, газет, пароходов и коллекционер самых уникальных дорогих часов

Немецкая успешная супермодель Хайди Клум (Heidi Klum) информация, фото, факты

Российский художник Казимир Малевич и картины Чёрный квадрат, Чёрный круг, Чёрный крест

Молодая, красивая, грациозная и успешная топ модель Кара Делевинь

Б арклай де Толли

Michael Andreas Barclay de Tolly

Российский полководец, военный министр, генерал-фельдмаршал. Второй полный кавалер ордена Святого Георгия.

Дата и место рождения – 27 декабря 1761 г., Пакруойский район, Курляндия и Семигалия.

Дата и место смерти – 14 мая 1818 г. (56 лет), Черняховск, Пруссия.

Барклай де Толли Михаил Богданович – князь, генерал-фельдмаршал, родом из древней шотландской фамилии, выселившейся в Лифляндию, сын небогатого отставного поручика русской службы, родился в 1761 г. В 1776 г., получив тщательное домашнее образование.

Отец будущего полководца, Вейнгольд Готтард Барклай де Толли (нем. Weinhold Gottard Barclay de Tolly, 1734—1781; в российских источниках также указывается принятое им славянское имя Богдан), вышел в отставку поручиком российской армии, получив звание российского дворянина. Мать будущего полководца Маргарита Елизавета фон Смиттен (нем. Margaretha Elisabeth von Smitten, 1733—1771) была дочерью местного священника, по другим источникам, происходила из семьи лифляндских помещиков. Сам Михаил Богданович в семейных хрониках называется по-немецки Михаэль-Андреас.

Супруга — Елена Августа Элеонора фон Смиттен (1770—1828), приходилась ему двоюродной сестрой. Они поженились 22 августа (2 сентября) 1791 года. За время супружества родилось несколько детей, но выжил лишь один сын — Эрнст Магнус Август.

В апреле 1790 года вместе с принцем Ангальт-Бернбургским переведён в Финляндскую армию, в рядах которой участвовал в русско-шведской войне 1788—1790 годов. 19 (30) апреля принц Ангальт-Бернбургский смертельно ранен при штурме Пардакоски; умирая, он передал Барклаю-де-Толли свою шпагу, с которой Михаил Богданович никогда не расставался. 1 (12) мая года произведен в премьер-майоры с зачислением в Тобольский пехотный полк; до конца войны состоял при генерале Игельстроме. В конце 1791 года назначен батальонным командиром в Санкт-Петербургский гренадерский полк.

Войны с Наполеоном дали ему возможность выдвинуться: при Пултуске Барклай де Толли командовал авангардом генерала Беннигсена, при Прейсиш-Эйлау стойко выдержал напор французов. После этой войны награжден орденами и чином генерал-лейтенанта. Дальнейшие подвиги Барклая де Толли были совершены в финляндской войне, сперва на суше, а потом ему поручено было из финской Вазы перейти Ботнический залив по льду через Кваркен к шведскому городу Умео, что и было им блистательно исполнено (1809 г.). За это Барклай де Толли был произведен в генералы от инфантерии и назначен главнокомандующим финляндской армии и первым генерал-губернатором Финляндии, а при заключении мира – награжден орденом святого Александра Невского.

В 1810 г. Барклай де Толли был призван на пост военного министра; в годы его деятельного управления готовились и к возможной войне с Наполеоном: усиливали крепости в Киеве и Риге, строили крепость Бобруйскую и Динабургскую. Тогда же были определены права и обязанности военных чинов в высочайше утвержденном «Учреждении для управления большой действующей армией».

В мае 1808 года дивизия Барклая-де-Толли была преобразована в Отдельный экспедиционный корпус и направлена в Финляндию, где шла война со Швецией. 7 (19) июня корпус Барклая вступил в Куопио — главный город провинции Саволакс. В течение лета Барклай дважды отразил попытки шведов вернуть Куопио. В августе по болезни вернулся в Россию. В феврале 1809 года вернулся в Финляндскую армию и был назначен командовать Васским корпусом. 7—9 (19—21) марта Васский корпус совершил переход по льду через пролив Кваркен и, достигнув шведского берега, занял без боя город Умео, что заставило шведов вступить в переговоры. Затем боевые действия возобновились. 20 марта (1 апреля) 1809 года Михаил Богданович был произведён в генералы от инфантерии, 29 мая (10 апреля) назначен главнокомандующим Финляндской армии и генерал-губернатором новоприобретённой Финляндии.

Заслуги на посту генерал-губернатора Финляндии позволили Барклаю подняться ещё выше. С 20 января (1 февраля) 1810 года по 24 августа (5 сентября) 1812 года он занимает пост военного министра (одновременно с назначением военным министром он был введён в Сенат).

В преддверии войны с Францией численность русской армии была заметно увеличена, заблаговременно были подготовлены резервы. Был сформирован Московский лейб-гвардии полк. В приграничной полосе строились новые крепости, в частности, Динабургская и Бобруйская.

В Бородинской битве Барклай де Толли командовал центром и правым крылом нашей армии и выказал, как личное мужество, так и замечательную распорядительность. Он подкрепил князя Багратиона во время атаки на него Даву и Нея, атаковал левое крыло французов и отстоял центр нашей армии, за что был награжден Георгием 2-й степени. В середине сентября из-за расстройства здоровья Барклай оставил военный театр.

В городах Новгороде, Твери, Трубчевске и Сосницах были созданы основные продовольственные базы для армии. Благодаря усилиям Провиантского департамента Военного министерства к началу войны удалось создать огромные запасы провианта: более 353 тысяч пудов муки, свыше 33 тысяч пудов различных круп и почти 469 тысяч пудов овса. Одновременно создавались запасы вооружения и боевых зарядов. Орудийное производство оказалось сконцентрированным на казённых литейных заводах, главным образом на Олонецком, Санкт-Петербургском и Луганском. На 28 казённых и 118 частных чугунолитейных заводах Урала были размещены дополнительные заказы на производство 293 тысяч пудов, или около 4 миллионов артиллерийских снарядов. В арсеналах Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, а также на складах Тульского и Сестрорецкого оружейных заводов накапливалось огнестрельное и холодное оружие.

После заключения мира 1814 главная квартира войск Барклая де Толли была перенесена в Варшаву; изнуренный ранами и трудами генерал-фельдмаршал просил отпуска, но появление Наполеона с острова Эльбы (Сто дней) заставило его стать во главе русской армии, двинувшейся во Францию к Нанси. Наполеон был разбит; Барклай де Толли за распорядительность и образцовое состояние войск был возведен в князья Российской империи и получил много орденов иностранных правительств.

После возвращения в Россию Барклай де Толли занял главную квартиру в Могилеве на Днепре и употребил все силы на усовершенствование вверенных ему частей армии. В 1818 г. он взял отпуск в Германию для лечения, но не доехал до места и скончался 14 мая близ Кенигсберга.

Полководец умер по пути в Германию, куда он отправлялся на лечение. Произошло это в Восточной Пруссии, недалеко от Инстербурга. Сейчас этот город находится в Калининградской области, Черняховском районе. По тогдашним законам, сердце умершего должно было быть похоронено именно в том месте, где человека настигла смерть. Поэтому прусский канцлер построил специальный монумент, в котором, в серебряной чаше, хранилось сердце полководца.

Сердце Барклая-де-Толли было похоронено на небольшом возвышении в 300 метрах от мызы Штилитцен, а набальзамированный прах доставлен в имение Бекгоф, в 1,5 км от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте,Валгамаа,родовое имение его супруги. Мавзолей был построен в 1823 году вдовой полководца.

Сын Михаила Барклая де Толли похоронен не в самом мавзолее, а рядом с ним, потому что он считал, что не достоин, что слишком мало сделал за свою жизнь по сравнению со своим отцом.

С момента постройки Мавзолея, место смотрителя передавалось из поколения в поколение внутри одной семьи. И только пятое поколение служащих отказалось жить в маленьком домике около Мавзолея и работать в этом месте. Они уехали, потому что дом был слишком холодным. С тех пор, за Мавзолеем в течение 30 лет присматривала одна местная женщина. В 2003 году ее сменила другая женщина, работающая там до сих пор.

М. Б. Барклай -де -Толли являлся одним из четырех военачальников, удостоенных всех четырех степеней ордена Св. Георгия (помимо Барклая полными кавалерами стали М. И. Кутузов, И. И. Дибич, И. Ф. Паскевич). Четвертой степени Барклай был удостоен в 1794 г. за взятие укреплений Вильно, занятых поляками. 3-й степенью генерал был отмечен за успешные действия в сражение под Пултуском, а 2-ой степени ордена удостоен за Бородинскую битву. Полным кавалером же ордена Св. Георгия Барклай де Толли стал после разгрома русскими войсками 30-тысячного французского корпуса под Кульмом в 1813 г. Высшей награды Российской империи — ордена Св. Андрея Первозванного М. Б. Барклай- де — Толли был удостоен за победу под Кенигсвартом в Саксонии. 7 мая 1813 г. он во главе 23-тысячного отряда внезапно атаковал и разгромил итальянскую дивизию генерала Перри. Только пленными итальянцы потеряли командира дивизии, трех бригадных генералов, 14 офицеров и более 1400 солдат.

Ссылка на основную публикацию